]]>
]]>
Интернет-газета
]]>
]]>
5
 
]]>

Как русская принцесса вышла замуж

Известная в Карелии журналистка Наталья Владимирская на прошлой неделе стала госпожой Мараваль. В небольшой деревушке в 80 километрах от Парижа она вышла замуж за чистокровного француза Андре Мараваля. Помните, как писала у нас на «Столице» сама Владимирская? Счастье за границей нашла еще одна «русская принцесса – из страны красивых, образованных, профессионально успешных, заботливых, покладистых, преданных женщин, которые заслуживают лучших в мире мужчин».

Наташа и Андре
Наташа и Андре

Никто не верил, что Владимирская, в конце концов, выйдет замуж и переселится во Францию. Накануне отъезда нашей «русской делегации» в Париж один знакомый по телефону искренне удивился: «К Владимирской на свадьбу?! А я думал, это байка!»…

Действительно, решиться на такой шаг – уехать из своей страны, из своего города, где куча друзей, знакомых, коллег, где в политической тусовке ее каждая собака знает, бросить любимое дело, и переехать за тридевять земель… Но Владимирская исключительна в своих поступках так же, как исключительна в своих текстах.

Ее статья «Мы русские принцессы», опубликованная на нашем сайте два месяца назад, наделала много шума. Она побила все рекорды посещаемости, не говоря уже о бурном обсуждении содержания. Напомню лейтмотив статьи. По мнению автора, мы живем в России в тот самый момент, когда «деградация русского мужчины» достигла пика. Именно поэтому «ущербной породе русских мужиков» или «вечно пьяному быдлу» русские женщины все чаще предпочитают французов, немцев, итальянцев и т.д. И Владимирская, которую ее француз называет не иначе, как «русской принцессой» – одна из них. Тех самых, для которых социально-биологическая особь «русский мужик» с определенного времени не является предметом интереса.

Понятно, что после этой статьи мне захотелось собственными глазами увидеть ту другую, французскую социально-биологическую особь, которую наша соотечественница и моя подруга променяла на деградировавшего «русского мужика». Поэтому мой рассказ о свадьбе Владимирской – это сравнительная характеристика наших и не наших традиций и свадебных культур и наших и не наших человеческих «особей».


Джинсы – лучшая одежда для новобрачного

Первое, что бросается в глаза – французы (и мужчины, и женщины), настолько свободны, что им абсолютно наплевать на многие вещи, которые для нас, русских, ну почти святые. Допустим, свадебный наряд. У Владимирской было шикарное платье, на которое жених не пожалел денег. Потому что знал – для «русской принцессы» это важно. А сам за полчаса до регистрации заглянул в шкаф, достал оттуда старые джинсы, рубашку с коротким рукавом и… пошел жениться. Костюм? Галстук? Какие мелочи… Ведь не это же главное!

Жених и гости без галстуков
Жених и гости без галстуков

У Андре в его огромном двухэтажном доме вообще нет утюга. И, как рассказывает Владимирская, это не какая-то аномалия. В Европе люди привыкли одеваться так, чтобы, в первую очередь, было удобно. И очень многие свою удобную одежду вообще не гладят.

Кстати, очень скромно были одеты на свадьбе практически все французские гости. Костюмы, пиджаки встречались редко. В основном, рубахи и свитерочки. Вечерних платьев вообще не было. Ну, не принято у них наряжаться в пух и прах, как у нас. В итоге и мы, русские гости, чтоб не выглядеть белыми воронами, перетрясли свои чемоданы и выбрали что-то поскромнее. Хотя это не повлияло на восприятие нас, русских женщин, мужской половиной свадьбы – мы все равно произвели фурор.

Если бы в России жених пришел на регистрацию в старых джинсах, про него наверняка подумали – или нищий, или по приколу оделся. Во Франции никто даже внимания не обратил.

Семейное гнездышко четы Мараваль – это двухэтажный дом с баром
Семейное гнездышко четы Мараваль – это двухэтажный дом с баром

К слову, господин Мараваль, муж госпожи Владимирской по нашим российским меркам – весьма зажиточный человек. Кроме того, что он работает в Париже инженером и получает приличную зарплату, он еще и рантье – владелец земли и недвижимости. В одном доме – семейное гнездышко четы Маравалей (в нем одних комнат наверное штук пятнадцать, плюс два зала на первом этаже, где раньше был функционирующий бар). И еще один дом Андре сдает и получает с жильцов арендную плату. При этом мне жених показался весьма скромным, экономным человеком, рачительным хозяином без всякого выпендрежа.


Семь часов веселья – и все трезвые

Регистрация брака во Франции – это строгое официальное мероприятие. Уполномоченное лицо (в нашем случае – мэр той деревеньки, где живет Андре Мараваль) фиксирует брак, молодожены и свидетели расписываются, жених и невеста обмениваются кольцами и даже музыка при этом не звучит и шампанское в мэрии никто не пьет. Все серьезно.

Регистрация брака во Франции – строгое мероприятие
Регистрация брака во Франции – строгое мероприятие

В нашем случае мэрия находилась в тридцати шагах от дома, поэтому для придания моменту особенной торжественности вальс Мендельсона включили в одной из комнат, и он разносился на всю округу. Это был уже чисто русский штрих во французской свадьбе.

Кстати, после регистрации деревенский мэр в числе других гостей заглянул на свадьбу и выпил за здоровье молодых. Это совершенно нормально, ведь в Савине (так называется это местечко) живет всего около 600 человек, и все друг друга знают.

Любопытно, что во Франции при знакомстве или приветствии принято целовать друг друга в обе щеки. Представьте себе, сколько поцелуев надо раздать, когда ты на свадьбе, где куча родственников молодых, их друзей и знакомых! Потом даже щеки горят!

Свадебная вечеринка во Франции состоит из двух частей. Первую половину вечера за стол никто не садится. Все пьют стоя, закуски берут со «шведского стола», и настоящей (в нашем понимании) еды в это время не подают. Чипсы, орешки, сыр, бутерброды – на всем этом надо продержаться почти четыре часа! Зато вино уже льется рекой. На свадьбе Владимирской это был «супчик из шампанского». Это когда шампанское наливают в большие миски, добавляют в него ликер куантро и еще что-то, а потом разливают половником по бокалам.

Во Франции водку не пьют
Во Франции водку не пьют

Вторая часть свадебного застолья – это собственно застолье. Но его еще нужно дождаться. Мы, например, к восьми часам вечера уже жутко хотели есть, и только законы приличия не позволяли нам втихаря стянуть что-нибудь из салатов.

Сосиски – вот лучшее свадебное угощение
Сосиски – вот лучшее свадебное угощение

К слову, французы совсем не делают культ из еды. Горячее, например, состояло из двух блюд – это были сосиски и куски мяса, которые мужчины приготовили прямо на наших глазах во дворе дома – просто пожарили на мангале. Гарниров не было вообще. А салаты были те, что утром приготовили мы, русские хозяюшки – наш обычный оливье, селедка под шубой и т.д. И все остались довольны.

Ну и самое удивительное, – на французской свадьбе практически никто не пил крепких алкогольных напитков. Хотя водка и была на столах, она как-то совсем не пользовалась успехом. Вот и получилось главное отличие русской свадьбы от французской: у нас через час уже все мужики пьяные и чуть ли не под столами валяются, а тут – пьют потихоньку вино, практические трезвые целый вечер, только немного навеселе. И самое главное – никаких ссор, драк, агрессии. Танцы, флирт да светские разговоры.

Букет невесты поймала наша коллега из «Губернии»
Букет невесты поймала наша коллега из «Губернии»

И еще одно, во Франции свадебная вечеринка – это стихийное веселье без всякого сценария. Нет тамады, нет конкурсов, нет тостов. Никто не крадет невесту и не пьет водку из туфельки. Никто не просит выкуп с жениха и не играет в «ручеек». В общем, нет этих всяких дурацких затей, которые обычно так утомляют. Единственное, от чего не захотела отказываться Владимирская, – она все-таки кинула в толпу незамужних девушек букет невесты. И его поймала наша коллега из «Губернии».


Есть просто люди

Итак, что же в результате всех этих наблюдений за французской свадьбой я вынесла для себя про «другую социально-биологическую особь», которую Владимирская выбрала вместо «ущербного русского мужика»? Только то, что нет никаких других мужских особей! И национальность в выборе спутника жизни – только один, далеко не самый важный аргумент.

Нет никаких французов, русских, итальянцев. Есть просто люди
Нет никаких французов, русских, итальянцев. Есть просто люди

Нет никаких французов, русских, итальянцев. Есть просто люди: хорошие или плохие, щедрые или жадные, веселые или грустные и т.д. История Владимирской действительно похожа на сказку. Потому что в результате долгих поисков и самых настоящих лишений (попробуй-ка одна воспитать двух сыновей!) она нашла хорошего человека. Доброго, открытого, симпатичного, порядочного. Жаль, что он живет во Франции. Потому что Владимирской нам будет не хватать здесь, в Петрозаводске.

История Владимирской похожа на сказку
История Владимирской похожа на сказку

Наталья Захарчук

]]> ]]>

Отображать

Система Orphus
]]> ]]>
]]> ]]>

Прямая речь

Евгений Ульянов, руководитель фракции КПРФ в Заксобрании Карелии
о первых итогах работы нового состава карельского парламента.

Курс валют на 3.12.2016

  • $ доллар США 64,15 руб.
  • евро 68,47 руб.

Личное мнение

Карельский блогер
Обзор лучших блогов за неделю – читаем и наслаждаемся.