]]>
]]>
Интернет-газета
]]>
]]>
0
 
]]>

Пожарный беспредел

Штрафные санкции МЧС парализуют жизнедеятельность предприятий

Как многоопытный человек, прошедший серьезную школу испытаний во взаимоотношениях с чиновниками всех уровней и мастей, считаю своим долгом затронуть в СМИ тему, которая касается, без преувеличения, большого числа россиян. Она стала одной из самых главных и крайне опасных для всего общества проблем – это внеплановые проверки органами государственного противопожарного надзора (ГПН) МЧС России.

 

Откупиться или заплатить штраф?

Последние события, вызвавшие критическую ситуацию, когда главы сразу нескольких сельских поселений в ответ на многочисленные проверки и выдвигаемые непомерные требования МЧС подали в отставку, в полной степени затрагивают и предпринимательское сообщество. Налагаемые МЧС штрафные санкции способны обанкротить любую структуру, любой формы собственности. Этот вопрос я уже поднимал не один раз в письме в общероссийскую общественную организацию малого и среднего предпринимательства “ОПОРА РОССИИ”, в Законодательное собрание и Министерство экономического развития республики и, разумеется, в республиканское управление МЧС.

Отовсюду получаю отписки, формальные ссылки на законодательство, на угрозу жизни и здоровью людей в случае возникновения пожара и прочее-прочее, в том числе рекомендации “договориться с пожарными”. Но ни один автор ответов даже не попытался вникнуть в суть проблемы, волнующей, прежде всего, руководителей организаций всех уровней.

То, что происходит сегодня в районах Карелии, в полной мере касается и всей России. Под прикрытием борьбы с пожарами творится полный беспредел, расцвели коррупция и безнаказанность пожарных функционеров. Но самое тревожное, на мой взгляд, это невольное слияние интересов пожарных с судебной системой. Попытаюсь более детально, на примерах пояснить ситуацию и предложить решение данного актуального вопроса.

К сожалению, ни одно предприятие не застраховано от произвола отдельно взятого пожарного инспектора. И этому в немалой степени способствует российское законодательство. Федеральный закон № 294 “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля”, призванный защитить предпринимателей от административного давления, на практике остается малоэффективным. Контрольно-надзорные органы имеют целый ряд возможностей для регулярного проведения внеплановых проверок юридического лица или индивидуального предпринимателя по ранее выданным предписаниям и продления их сроков, причем для такого рода надзора не требуется согласования с прокуратурой.

Борис Махренский
Борис Махренский

Могу утверждать, что целью проверок зачастую является не реальное, а мнимое обеспечение пожарной безопасности, законы о которой предоставляют недобросовестному инспектору возможность собственной их трактовки. Нечеткие и неконкретные определения терминов, противоречивые изложения отдельных статей, взаимоисключающие требования вновь вводимых документов создают огромное поле для злоупотреблений. Инспектор в ходе внеплановой выездной проверки стремится выявить новые нарушения и тем самым предопределить проведение очередной внеплановой проверки. К зданиям более ранней постройки применяются строительные нормы и правила, разработанные и введенные в действие через десятки лет после постройки объекта. В результате в выдаваемых Госпожнадзором предписаниях обозначаются такие виды нарушений, которые технически неустранимы или влекут за собой недопустимое вмешательство в конструктивные элементы и несущие конструкции зданий, несмотря на то, что с момента постройки функциональное назначение помещения не менялось.

Тот факт, что любая перестройка капитального характера сопряжена со строительными рисками, требует разработки новой проектной документации, ее согласования в соответствующих органах, влечет за собой значительные материальные вложения, пожарных инспекторов только радует, поскольку этим повышается их “значимость”. Через несколько месяцев, вновь явившись с контрольной проверкой, пожарный, от удовольствия потирая руки, выявляет эти же нарушения, вторично наказывает предприятие и руководителя материально. Более того, зачастую приостанавливает деятельность “несговорчивой” организации по эксплуатации зданий и помещений, благо такое право с 1 января 2011 года ГПН дано законодательством. Потому внешне все это выглядит вполне законно, но руководитель предприятия поставлен в тупик перед решением дилеммы – откупиться от инспектора или заплатить многотысячный штраф.

 

Казусы СНиП

Еще один казус. При разработке Технического регламента о требованиях пожарной безопасности МЧС декларировало, что с его выходом будет резко сокращено количество нормативных документов по пожарной безопасности. На деле же получилось, что новые документы вышли, а старые отменить “забыли”. В результате документов стало еще больше, и сегодня пожарные инспекторы пользуются теми из них, которые на момент проверки им применять более выгодно, поскольку ст. 151 Технического регламента фактически позволяет использование документов в части, не противоречащей требованиям техрегламента. Так, например, СНиП 21-01-97 в настоящее время имеют статус действующего документа. Он введен в действие в 1998 году Минстроем РФ, а изменения к нему – в 2003 году. Само название – “Строительные нормы и правила” говорит о том, что именно этим документом должны были с 1 января 1998 года руководствоваться проектировщики и строители, возводя здания, однако пожарные используют его при проверке зданий 60-80-х годов постройки. И не абсурден ли тот факт, что руководителя или организацию штрафуют за невыполнение строительных норм и правил, принятых Госстроем, (к слову сказать, не согласованных с МЧС, неутвержденных, незарегистрированных и официально не опубликованных), если сфера деятельности этой организации далека от реального строительства? Справедливости ради, отмечу, что в указанном выше документе до 2003 года содержался здравый смысл. Пункт 1.7 данных СНиП от 1997 года предписывал необходимость приведения существующих зданий и сооружений к настоящим нормам в соответствии с пунктом 8,5 других СНиП 10-01, в которых разъяснено, в каких случаях эта необходимость существует. Однако произошел еще один казус: СНиП 10-01 в 2003 году отменили, а пункт 1.7 существует в прежней редакции, но зато он перестал работать, поскольку ссылается на уже недействующие строительные нормы и правила. Так, во всяком случае, понимают это пожарные.

Вероятно, предприниматели завалили МЧС РФ запросами о правомерности применения СНиП при проверке пожарным надзором, так как в своем письме от 02.06.2011 года № 19-3-1-2086 МЧС России разъяснило – “при рассмотрении нарушений строительных норм и правил (СНиП), непосредственно связанных с требованиями пожарной безопасности, следует учитывать, что на здания, строения и сооружения, запроектированные и построенные по действовавшим ранее нормам, требования новых нормативных документов не распространяются”. Подписано письмо директором Департамента надзорной деятельности, генерал-лейтенантом внутренней службы Ю.И. Дешевых. Казалось бы, вот она – ПОБЕДА! Так нет же, по мнению пожарных, эта, как они порой выражаются, “бумажка” никакой юридической силы не имеет. И это несмотря на то, что ст. 6 Федерального закона “О пожарной безопасности” (№ 69-ФЗ от 21 декабря 1994 года) предписывает: “Указания и распоряжения вышестоящих должностных лиц органов государственного пожарного надзора обязательны для исполнения нижестоящими должностными лицами органов государственного пожарного надзора”.

Министерство юстиции РФ, несмотря на то, что разъяснения действующего законодательства и практики его применения не входят в компетенцию Минюста, попыталось вмешаться и внести ясность в этот казус, издав соответствующие рекомендации. Так, в письме от 23 октября 2009 года № 01-5316/09 “О применении строительных норм” указано, что документы, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке”, не влекут правовых последствий и не могут служить основанием для применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний”. Но ведь те же СНиП 21-01-97 как раз и относятся к данной категории документов. Однако, как правило, при судебном разрешении спора никакой здравый смысл и ничье мнение, кроме мнения пожарных, не оказывает действие на суды, которые в нашей стране, похоже, гораздо больше “боятся” силовых органов, чем граждан. Поэтому в любых спорах между МЧС и организациями суды становятся на сторону министерства. Потому что ими руководит СТРАХ... а вдруг чего-то там случится. Обычная российская судебная перестраховка. И источник этого страха порождается всего лишь одним термином “об угрозе жизни и здоровью людей в случае возникновения пожара”. И тот факт, что для присутствия такой угрозы необходимо наличие на объекте, как минимум, опасного фактора пожара, что на предприятии не производятся и не используются горючие вещества и при этом имеется множество выходов, помещения снабжены пожарными гидрантами, огнетушителями, автоматической пожарной сигнализацией, системой оповещения и тому подобное, – никого не интересует. Поскольку четких критериев “непосредственной угрозы жизни и здоровью людей” в законодательстве России нет, тем самым создана монополия на трактовку этих понятий самими пожарными “иерархами”. И все кругом должны беспрекословно выполнять их прихоти, за счет того, что в условиях, как уже отмечалось, двусмысленности нормативов по пожарной безопасности, можно всегда найти огрехи строительства при эксплуатации зданий. Даже при наличии самых современных средств пожаротушения и сигнализации здание не может быть идеальным в противопожарном отношении, учитывая все то же огромное количество пожарных нормативов, а это как раз и создает почву для решения проблемы коррупционным путем.

 

Требуется вмешательство Центра

Из всего сказанного можно сделать вывод. Практически все объекты, используемые предпринимателями для осуществления своей деятельности, спроектированные и построенные до 1998 года, в соответствии с действовавшими на тот момент требованиями законодательства о пожарной безопасности (а в те времена они были не менее жесткими), в силу формального применения термина “угроза жизни или здоровью людей вследствие возможного возникновения пожара” в ходе проверок признаются органами ГПН как не соответствующие новым требованиям о противопожарной безопасности. Приведение системы обеспечения пожарной безопасности указанных объектов в полное соответствие с требованиями великого множества нормативных документов требует от предпринимателей огромных финансовых затрат, что на практике зачастую ведет к убыточности их деятельности или вообще к гибели бизнеса.

Создаются условия и для законной коррупции, поскольку собственник обязан за огромные деньги выполнить расчет пожарного риска. В настоящее время наплодилось множество фирм, желающих подзаработать на этом. Такие фирмы – своеобразная прослойка между ГПН и бизнесом. Естественно, что и трудятся в них те же бывшие пожарные, и попечительствует им – то же МЧС. Порочный механизм остался прежним – изменился только прайс-лист. И не факт, что этот документ оградит добросовестного руководителя от наказания, ибо при следующей проверке пожарный инспектор обязательно “накопает” несоответствие эксплуатируемого объекта какому-нибудь очередному пункту СНиП.

Мною приведены некоторые из множества примеров, когда в законодательство о пожарной безопасности заложен фундамент для будущего вымогательства и коррупции в виде нереализуемых запретов. В настоящее время я готовлю информацию в качестве журналистского анализа в центральные СМИ и Интернет для широкого обсуждения, с надеждой на последующее принятие мер, иначе проблема не разрешится.

Имеются мировые стандарты противопожарной безопасности – прозрачные, ясные, научно обоснованные. Однако создается впечатление, что прямое использование мировых стандартов – для тех, кто пишет законы о противопожарной безопасности в России, принципиально не допустимо – круг размыкается и зависимость от пожарных иерархов теряется. Ведь чем определеннее формулировки, тем меньше путей для коррупции, а возможность различного толкования той или иной статьи является одной из объективных причин, стимулирующих коррупцию. Не случайно, выступая недавно на телевидении (5 программа Санкт-Петербург), депутат Государственной Думы, председатель комитета по бюджету и налогам А. Макаров озвучил рейтинг самых коррумпированных организаций России на сегодняшний день. Твердое первое место, как оказалось, занимают пожарные! (Не налоговики, МВД, суды, как это считалось ранее).

Изучив изложенный в этой статье вопрос глубоко и детально, считаю необходимым высказать следующие предложения, которые я озвучил в своем письме депутату Государственной Думы от Республики Карелия, уважаемой Валентине Николаевне Пивненко.

Необходимо:

– инициировать внесение в настоящий Федеральный закон четкой нормы, разрешающей эксплуатацию объектов, построенных до 01.05.2009 года, не менявших свое назначение, с теми объемно-конструктивными решениями, которые были приняты и заложены при строительстве зданий по действующим на момент строительства правилам;

– дать ясные и однозначные определения всем терминам, используемым в Законе, в том числе об “угрозе жизни и здоровью людей”;

– законодательно запретить порочную практику контроля пожарными инспекторами соблюдения ведомственных норм, находящихся в компетенции других надзорных органов, в том числе строительных норм и правил, в период проведения плановых и внеплановых проверок;

– четко обозначить нормативные документы, которые носят обязательные для выполнения правила пожарной безопасности.

Надеюсь, что новый глава Карелии Александр Худилайнен аналогично подключится к решению этого, подчеркну еще раз, крайне актуального для многих из нас вопроса.

 Борис Махренский, председатель Совета Петрозаводского ГорПО, член Совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства при правительстве Республики Карелия, заслуженный работник торговли РК,
член Союза журналистов России

 

Комментарии ГУ МЧС России по Республике Карелия:

Поставленные в данной информации вопросы по совершенствованию федерального законодательства в области пожарной безопасности в целях защиты юридических лиц и индивидуальных предпринимателей от административного давления действительно заслуживают внимания и обсуждения. Вместе с тем, высказанное в информационном материале под названием «Пожарный беспредел» мнение по ряду вопросов являются ошибочными и свидетельствуют о недостаточной информированности в обсуждаемой области.

Предложения, изложенные Махренским Б.Л., уже нашли свое отражение в законопроекте №606451-5 «О внесении изменений в Федеральный закон «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (в части совершенствования правового регулирования обеспечения пожарной безопасности с учетом практики применения Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности»).  В связи с этим внесение предложений по изменению действующего законодательства не требуется. Данный законопроект в настоящий момент проходит процедуру второго чтения.

Также  сообщаю, что в республике работает Консультативный Совет при начальнике Главного управления МЧС России по Республике Карелия по вопросам преодоления избыточных барьеров при работе с надзорными органами МЧС в области пожарной безопасности, безопасности на водных объектах, гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций. Заседания совета проводятся ежеквартально в соответствии с разработанным планом работы. Основным направлением работы совета является разъяснение предпринимателям требований законодательства по надзору, а также выработка предложений и методических рекомендаций.

В работе совета принимают участие представители бизнес-сообществ, такие как: Торгово-промышленная палата Республики Карелия, Лига предпринимателей Республики Карелия, Союз промышленников и предпринимателей (работодателей) Республики Карелия, Карельское региональное отделение общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России».  Борису Львовичу, как члену Совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства при Правительстве Республики Карелия, предложено так же принять участие в работе Консультативного Совета.

Недавние события в Карелии, за которыми последовало сложение полномочий главами двух сельских поселений Олонецкого района, были вызваны проверками различных надзорных органов, в том числе и надзорными мероприятиями, проводимыми инспекторами по пожарному надзору. При этом нарекания в отношении сотрудников МЧС были связаны с применяемым ими размером штрафных санкций.

Раньше некоторых должностных лиц и представителей бизнеса устраивал размер штрафа не выходящих порой за пределы 10 000 рублей, и ответственные за выполнение требований пожарной безопасности были готовы его заплатить, а не выполнить законные требования надзорного органа. Теперь с внесением изменений в Кодекс об административных правонарушениях, санкции за невыполнение федерального законодательства многократно возросли (до 200 тыс. рублей, а в отдельных случаях и более). Все те же должностные лица не желающие выполнять требования федерального законодательства стали заявлять о непомерных требованиях надзорных органов. Причем зачатую эти заявления носят не официальный, голословный характер, что не дает возможности провести по таким заявлениям проверку в полном объеме.

Проверки, проводимые инспекторами по пожарному надзору, нацелены на выявление нарушений правил пожарной безопасности, и одним из факторов определяющих эффективность работы инспектора является именно устранение нарушений законодательства. Инспектор в соответствии с федеральным законодательством обязан предпринять все имеющиеся полномочия, для того, чтобы должностное или юридическое лицо сделало все возможное для устранения выявленных в ходе проверки нарушений.

Главное управление МЧС России по Республике Карелия открыто к обсуждению любых возникающих вопросов с целью снижения административного давления на субъекты экономической деятельности.

Для выявления фактов коррупции, нарушений служебной дисциплины и требований законодательства в республике работает круглосуточный Телефон доверия – 79-99-99, по которому можно сообщить о злоупотреблениях со стороны должностных лиц Главного управления МЧС России по Республике Карелия. Обращаясь по Телефону доверия, граждане могут заявить о нарушениях анонимно либо по их желанию получить официальный ответ нашего ведомства. С начала года на Телефон доверия поступило 2 сообщения о неправомерных действиях сотрудников надзорной деятельности, по которым были проведены служебные проверки.

Кроме того, заявить о нарушениях возможно и посредством электронной почты: e-mail: emercomkarel@mail.ru или по почте на адрес: 185035, г. Петрозаводск, ул. Дзержинского, 9. Все реквизиты МЧС по Карелии так же указаны на официальном сайте по адресу: www.10.mchs.gov.ru.

Алексей Николаевич Перцев,

Главный государственный инспектор Республики Карелия по пожарному надзору

]]> ]]>

Отображать

Система Orphus
]]> ]]>
]]> ]]>

Прямая речь

Эльвира Каштанова, начальник управления экономики и инвестиционной политики мэрии Петрозаводска
о набережной без летних кафе

Курс валют на 25.05.2016

  • $ доллар США 0,00 руб.
  • евро 0,00 руб.

Личное мнение

Борис Кашин, депутат Госдумы от Карелии (фракция КПРФ)