]]>
]]>
Интернет-газета
]]>
]]>
0
 
]]>

Страх и ненависть в России

Путевые заметки корейской велосипедистки, проехавшей почти две тысячи километров от Пскова до Мурманска. Известный российский блогер Илья Варламов опубликовал записки корейской велосипедистки Юджин Джонг, которая совершила путешествие по русскому Северу, в том числе, пересекла Карелию. Читателям «Столицы на Онего» наверняка будут интересны ее впечатления.

"В ноябре под Мурманском сбили корейскую велосипедистку Юджин Джонг. Она отправилась в свое путешествие 3 года назад в США, проехала Африку и Европу, всего почти 50 стран. В этом году очень хотела побывать на русском Крайнем Севере, посмотреть на северное сияние, писала, что мечтает о Мурманске. И вот под этим самым городом девушку сбивает Газель. К счастью, велосипедистка осталась жива. Недавно она написала пост о своих приключениях в России, где сравнила нашу страну с адом и написала, что ненавидит её. К тому же злые русские хакеры взломали её сайт целых пять раз подряд, и он сейчас недоступен из России, но в кэше гугла есть всё. Предлагаю вам посмотреть, как иностранцы описывают суровую российскую действительность, к которой мы давно привыкли", - прокмментировал блог корейской путешественницы Илья Варламов.

- Облака окутали сопки. Сегодня было около -5°C. До Мурманска, куда я направлялась, оставалось всего несколько дней.

Как только я вошла в придорожный ресторан, хозяйка стала кричать на меня из-за того, что я положила шлем и перчатки на стол. Разве это нормально - громко кричать из-за таких вещей? Мне было очень неприятно, но других вариантов у меня не было. Я показала ей на айфоне картинку еды, которую хотела заказать, поэтому проблем не возникло.

Цена: 90 рублей.

Русское кладбище. Видела такие же надгробия с фотографиями на Балканах. Может быть, так принято во всех странах второго мира?

На бумажной карте что-то было отмечено у следующего озера через 40 километров, то ли большая парковка, то ли деревня. Решила переночевать там, потому что до следующего города оставалось 80 километров, столько за один день проехать не могла. Когда я туда приехала, оказалось, что это или очень бедная деревня, или гаражный кооператив.Наткнулась на каких-то людей, чинивших машину и попросила разрешения поставить палатку рядом с их гаражом. Парень, с которым я разговаривала, познакомил меня со своим соседом. Они пригласили меня в дом, всего там было три парня, и они были очень рады меня видеть. А я наоборот паниковала. Кажется, они были пьяными. Решила от них уйти. Сказала: «Извините, я пойду». Обычно я всегда благодарю за приглашение, но в этот раз просто убежала, это было исключение. Пошла на соседнюю улицу, нашла прилично выглядевший дом и постучала. Владелец сначала сказал идти домой, но потом выслушал мою историю, посмотрел паспорт и пустил переночевать. Внутри было очень приятно, снаружи выглядел дом совсем по-другому. Внизу была сауна. Я открыла дверь и увидела озеро прямо перед собой. Владелец дом сказал, что он иногда туда прыгает после сауны. Всё это было так здорово. Я хотела посмотреть на северное сияние, но было очень облачно.

В доме всё было довольно-таки сложно устроено, хозяин объяснял целый час. Канализации не было, на кухне грязная вода сливалась в специальный бак с красной лампочкой, которая загоралась, когда он заполнялся. Мужчина показал мне, куда он выливает эту воду, довольно неприятное зрелище. К счастью, отходы он сливает не в озеро, а с другой стороны дома, рядом с местом, где стоит его машина.

Поехала дальше. Когда я подъезжала к Мурманску, погода сильно испортилась. Гора надолго скрылась из вида. Дул сильный ветер, который носил снег по замёрзшему озеру. Я подумала, что в такую погоду опасно ездить на велосипеде.

Провела ночь в тепле благодаря местным жителям, с которыми связалась заранее. Приходилось есть много вредной высококалорийной еды прямо на ходу, потому что мои пальцы могли легко замёрзнуть, если бы я остановилась на час. Целый день ела только шоколад. Ночью попыталась поставить палатку рядом с гостиницей, но хозяин пригласил меня внутрь. Наверное, пожалел. На следующий день я должна была приехать в заветный Мурманск. День начался с сильного снегопада.  До цели оставалось 40 километров.

Хотя я так пока и не увидела северное сияние, я добилась, чего хотела: добраться до русского Крайнего Севера. В Мурманске собиралась провести несколько дней, чтобы всё-таки посмотреть на северное сияние.

Но вдруг произошло что-то странное. Сначала не поняла, что происходит. Всё как бы мигнуло, как будто кто-то включил и выключил свет. «Почему я ничего не вижу?», — промелькнуло в голове. Следующей мыслью было: «Я что, куда-то скольжу?». Потом я увидела машину прямо над собой и подумала, что меня сбили.

Моя голова была под машиной и двигалась вместе с ней. Кажется, я закричала: «Эй, я под машиной, тормози». Мне повезло, что голову не раздавило колесом. Так неприятно вспоминать... Водитель вышел из машины и, видимо, выругался на меня, потом слегка пнул один из моих рюкзаков, он отлетел на обочину. Я попросила у него телефон, чтобы позвонить знакомым из Мурманска, но он не дал, пришлось просить у других людей.

Это произошло совсем недалеко от моей заветной цели. Но в итоге мне довелось въехать в Мурманск, крупнейший город на северо-западе России, не на велосипеде, а на машине скорой помощи.

Мне сделали компьютерную томографию и рентген. К счастью, ничего страшного не было. Сильно болела голова, на ней ещё была царапина от шлема.

Время в Мурманске прошло очень неприятно. Мне все говорили: «Почему ты ездишь на велосипеде зимой? Никто не ожидает увидеть велосипедиста на трассе». Звучало это так, будто я заслужила попасть в эту аварию, что это была моя вина.

Но я не выезжала на встречную полосу или середину дороги и не смотрела в телефон. Я просто ехала как обычно, а потом сзади в мой велосипед въехала машина. Однако русские говорили так, будто это была моя вина. Это было так мерзко и неприятно. Меня чуть не убил неосторожный водитель, но все русские, как будто бы, его поддержали. После этого я стала понимать людей, которые заканчивают жизнь самоубийством из-за того, что с ними плохо обращаются.

Водитель сказал, что я ехала по середине дороги. Но это неправда и никогда не могло быть правдой, потому что там лежал снег. После аварии он просто закурил, наорал на меня, пнул мой рюкзак и отказался давать свой телефон. Даже не извинился ни разу. Все русские жалели водителя, а не меня. Несмотря на то, что они считали это моей виной, они мне сильно помогли. Было очень неприятно.

В России я столкнулась с самым большим языковым барьером из всех стран, где я когда-либо была. Например, в Судане правительство не любит США и в какой-то момент запретило преподавать английский в школах. При этом суданцы говорят по-английски лучше россиян, для которых его изучение обязательно.

Почти все встреченные мной люди даже не могли (не хотели?) сосчитать до трёх по-английски. Невозможно найти и полицейских, которые бы знали этот язык. Всё это вынудило меня полагаться на местных знакомых, которые говорили по-английски хорошо, но всё время меня в чём-то обвиняли. («Нельзя кататься на велосипеде зимой, из-за этого тебя и сбила машина. У нас здесь полярная ночь. Водители на дороге очень устают, и никто не ожидает увидеть велосипедиста. Не садись на велосипед в России» и всё такое).

Японский путешественник, который восемь лет назад стал одним из самых молодых людей, преодолевших Seven Summits Challenge (взобрался на семь самых высоких гор мира), погиб в аварии рядом с Кандалакшей, как раз где я была. Он тоже направлялся в Мурманск.

Я слышала, что местный клуб велосипедистов поставил ему памятник. Но вообще-то я могу представить, что они обвиняли его точно так же, как обвиняли меня. Мне так его жаль. Памятник не имеет никакого смысла. Мне сказали, что между родственниками погибшего и клубом возникло какое-то недопонимание из-за местного переводчика с японского, но мне кажется, что дело было не в этом. Если даже мне со стороны кажется, что они возложили вину за аварию на него, то что почувствовала его семья?!

Когда я стала жертвой сексуальных домогательств в Египте, я просила помощи во многих египетских сообществах в фейсбуке. В ответ на это получила много сообщений от людей, которые говорили, как им стыдно за то, как обстоят дела в их стране, при этом сами они не сделали мне ничего плохого. Им просто было стыдно за плохие стороны культуры их страны.

Но русские... им никогда не стыдно. Они просто обвиняют жертву и сочувствуют виновнику.

Парень, который помогал мне, сказал: «Я буду собирать подписи за запрет на катание на велосипедах зимой и сделаю сайт с большой красной надписью «Не садитесь на велосипед зимой!»

У меня не было слов. Попыталась успокоиться и сказала: «Я попала в аварию не из-за погоды, а из-за того, что водитель был неосторожен. Тебе нужно не за это подписи собирать, а за ужесточение ПДД и сделать сайт с надписью „Водители, будьте осторожны!“. Я видела столько надгробий на обочинах дорог. Думаешь, это всё велосипедисты? Это просто значит, что вы все водите как сумасшедшие. Из-за этого столько людей гибнет и калечится на дорогах».

У меня сильно болела голова, но мне пришлось дать интервью в ночь аварии. Не смогла отказаться, потому что журналист был другом моего знакомого, который пустил меня бесплатно переночевать.

Другой знакомый, который мне очень помог, объявил, что на следующий день я должна буду встретиться с местным клубом велосипедистов, поэтому надо подготовиться. Сама встреча прошла хорошо, никаких проблем не возникло. Тем не менее, мне пришлось несколько раз сдерживать злость, потому что я чувствовала, что они думают, что в аварии виновата я. Конечно, они не говорили об этом прямо. Что-то вроде такого: «Люди сильно устают за рулём, а велосипедиста легко не заметить, поэтому нужно быть осторожнее. Да и вообще, не нужно ездить на велосипеде зимой. Видишь, вот этот японец вообще погиб из-за того, что ездил на велосипеде зимой, прямо как ты». Зима была их любимым оправданием.

Несмотря на то, что русские мне сильно помогли, было очень сложно питать тёплые чувства к этой стране. Было несколько причин. Самая главная - языковой барьер. Они как будто бы ненавидят говорить по-английски или просто не знают этого языка. У всех очень унылые лица. Я постоянно пыталась улыбаться, но в ответ все только хмурились, а их сильный акцент почему-то звучал агрессивно. И всё это происходило зимой, пейзаж был не очень радостный. Ещё все водили машину как сумасшедшие, и это было ужасно. Это не просто моё ощущение, а факт. Я всё время чувствовала себя в опасности на дороге, что зимой, что осенью. Хуже, чем в Африке.

Эта авария и бесчеловечное отношение русских, в конце концов, заставили меня ненавидеть Россию. Все люди воспринимают даже одинаковые события по-разному. К сожалению, мне очень не понравилось быть в России и общаться с русскими.  Вот что я хотела услышать от водителя: «Простите. Вы в порядке?» И всё.

Попросила парня, который мне очень помог: «Пожалуйста, я хочу поговорить с полицией. Я с ними не виделась после аварии. Дай, по крайней мере, номер телефона или имейл, пожалуйста». Больше 20 раз это повторила, мне было очень стыдно перед ним, но он был единственным моим знакомым, кто хорошо говорил по-английски. Он попытался починить велосипед и вообще сильно помог мне, но так и не связал меня с полицией, что мне было действительно нужно. С велосипедом не случилось ничего страшного, я по его совету заплатила $76 за то, чтобы поменять какую-то старую деталь. Он предлагал финансовую помощь от местного клуба велосипедистов, но я отказалась и заплатила сама. Я не знаю русского и не могла связаться с полицией, но, по крайней мере, у меня были деньги. В Мурманске я провела неделю, но так и не смогла пообщаться ни с водителем, который меня сбил, ни с полицией. Получилось так, что он практически скрылся с места аварии.

От Мурманска до Финляндии было всего 240 километров, но мне стала так неприятна Россия, что я решила не ехать на велосипеде, а просто добраться автостопом. Прождала два часа, но так и не смогла поймать машину. Наконец, кто-то остановился, погрузил весь мой багаж в машину. Когда я в неё села, водитель сказал, что это будет стоить $200. Что? Почему сразу не сказал? Пришлось вылезать и вытаскивать все вещи обратно на дорогу. В конце концов, меня подобрали, и я уехала далеко от города. Настроение становилось все лучше. Когда я была на половине пути, меня подвез еще один водитель грузовика. Он направлялся в Данию и сказал, что сможет подбросить меня до поселка Ивало, который находится в 50 километрах (31 миля) от российской границы с Финляндией.

На самом деле я очень боялась Финляндии. Прежде всего, я беспокоилась по поводу высоких цен и негостеприимности жителей. Я сомневалась, что смогу переночевать в тепле. Возможно, если у меня не получится поставить палатку в теплом месте, я смогу найти кого-то, кто подбросит меня к югу. Несмотря на эти опасения, я была очень счастлива, что выбралась из ада - из России.

Я ездила на велосипеде по всему миру три года и за это время возненавидела только одну страну - Сальвадор. Там люди мне не понравились, потому что они плохо со мной обращались. Но, по правде говоря, я больше не испытываю к ним неприязни. Однако Россия попадает в список стран, куда я больше никогда не вернусь.

Я пишу о своих чувствах, мой пост вовсе не характеризует всю Россию. Она огромна, и в ней живут миллионы людей. Я не могу оценить их всех. Я только говорю, что испытываю негативные чувства после неприятного личного опыта.

В Россию приезжает множество путешественников, и в большинстве своем они покидают ее счастливыми. Но некоторые уезжают с чувством ненависти, и я - одна из них. Самое важное - то, что я больше не в аду!! Ура!!!

Позже я узнала, что наехавший на меня водитель получил штраф - 1500 рублей (32 доллара)

53 дня в России

Длина маршрута - 1817.8 километров // (1136.12 миль)

Я посетила: Псков, Катежно, Гатчина, Санкт-Петербург, Жерки, Кисельня, Паша, Инема, Торосозеро, Пряжа, Кондопога, Медвежьегорск, станцию у Зережи, Пушной, Сокол, станцию у Лоухи, Лесное, Кандалакша, районов Апатитов, Мончегорск, станцию за Пушным, Мурманск

Траты в России: $970.46 (230$ за зимнее снаряжение)

$1=39 рублей 09/26

$1=46 рублей 11/15

Источник: http://zyalt.livejournal.com

]]> ]]>

Отображать

Система Orphus
]]> ]]>
]]> ]]>

Прямая речь

Николай Тараканов, руководитель карельского отделения партии "Родина"
о ситуации в республиканской Школе искусств.

Курс валют на 29.06.2016

  • $ доллар США 64,81 руб.
  • евро 71,71 руб.

Личное мнение

Роман Баландин, журналист
Городские власти признались, что всей оперативной информацией владеют не они, а журналисты. Вот такая история.